Главная / Экономика / Конфликт на Украине, глобальное потепление, климатические катаклизмы: грозит ли миру голод

Конфликт на Украине, глобальное потепление, климатические катаклизмы: грозит ли миру голод

Сегодня в мире только и разговоров, что о предстоящих тяжелых временах из-за возможного дефицита продовольствия. И как здесь не вспомнить зловещие пророчества о том, что планете угрожает голод библейского масштаба? Об этом нас предупреждал ООН, с тревогой говорит и Православная церковь, призывающая не ждать прихода Антихриста, но еще при жизни спасти свою душу.  А что мы о нем — библейском голоде —  собственно, знаем? И может ли он повториться опять, в наши дни, когда на дворе — цифровые технологии, новые высокоурожайные сорта семян, международная кооперация?

Конфликт на Украине, глобальное потепление, климатические катаклизмы: грозит ли миру голод

Фото: pixabay.com

Минуло уже два с лишним года с тех пор, как глава Всемирной продовольственной программы ООН Дэвид Бисли заявил о том, что риск голода населения планеты может достигнуть «библейских масштабов». Тогда это объяснялось пандемией ковида, который, кстати, не побежден до сих пор. Зато добавилась новая напасть в лице российско-украинского вооруженного конфликта. Обе страны в мирные времена были в числе мировых лидеров по зерновому экспорту…

Божественный взгляд

Так что же там с библейским голодом? В Священном Писании он упоминается не раз. Согласно летописям, он затронул Египет, Палестину и  другие соседние государства. Был 7-летний голод в Египте при Иосифе: суровый и повсеместный. Часто он являлся следствием не только войн и осад, но и естественных явлений. Когда широкий Нил недостаточно разливался в Египте или  когда не было дождей в Иудее. Или когда черви, саранча и другие насекомые пожирали всю растительность в округе.

    Вообще-то говоря, нынешняя засуха в Европе в какой-то степени рифмуется с теми далекими библейскими временами. В 2022 году в США и Европе горели леса и поля, высыхали реки. Впервые за несколько веков обмелела Темза. Пожары не удавалось потушить из-за резкого обмеления водоемов, все горело, как говорится, синим пламенем. Людей призывали экономить воду любой ценой — даже не умываться по утрам и вечерам и не чистить зубы. 

    Но что сегодня может произойти на мировом продовольственном рынке, если, допустим, в Египте недостаточно разольется Нил или в Израиле ударит продолжительная засуха? Кажется, ничего особенного не случится. Как человечество может лишиться всего продовольственного изобилия и снова вернуться к корням: печь лепешки на камнях, как во времена доисторического материализма?

     Но ведь ООН уполномочен уже не в первый раз заявить: надвигается именно такой — библейский —  голод. И совсем недавно посланцы из этой организации обсуждали в Москве возможность продления зерновой сделки, чтобы вывезти из Украины зерновые запасы. Еды в мире может всем не хватить?

    — Само словосочетание «библейский голод» в современных условиях для меня непонятно, — говорит протоиерей отец Виктор (Григоренко), настоятель Сергиевского храма Сергиева Посада. — Не знаю, почему про него вспомнили в наши дни. Это история из Ветхого Завета, когда людям, которые отвернулись от Господа, были посланы страдания. Речь шла о Египте того периода, когда там находились в плену израильтяне. Я бы такую аналогию проводить не стал. 

    Сам батюшка считает, что мир вступил в достаточно тяжелые времена, но не допускает в России голода и не думает, что на фоне нынешних проблем наши люди сильно пострадают от недостатка пищи. 

   Погода у нас была сравнительно хорошая, в отличие от США и Европы, и собран рекордный урожай зерновых — только пшеницы около 100 миллионов тонн. Порадовали сбором масличные культуры, тепличные овощи. По заверению министра сельского хозяйства Дмитрия Патрушева, наметились перспективы роста по мясу и молоку. Более того, 50 миллионов тонн (также рекордный объем) мы готовы поставить по экспорту, чтобы снизить дефицит продовольствия в беднейших странах.

    «Нам ведь много и не нужно, — считает отец Виктор. — А те, кто привык к праздной жизни, к ресторанам, наверное, почувствуют, что времена изменились не в лучшую сторону». Тем не менее, добавляет он, нам всем нужно ограничивать себя в потребностях.

Россия — донор всей планеты

  Как показывает статистика, значительная часть продовольствия, на производство которого затрачены огромные трудовые и энергетические ресурсы, достается не голодающим странам, а… свалкам. В среднем на помойки в развитых странах отправляется около 1,5 миллиарда тонн разных продуктов в год — по сути дела,  каждый третий килограмм.

       В минувшем году, по данным ФАО (продовольственное подразделение ООН), в мире было 828 миллионов голодающих, что почти на 50 миллионов больше, чем в 2020-м. И на 150 миллионов больше уровня 2019 года. А в общем и целом, 3,1 миллиарда человек (из 7,75 млрд жителей) на планете не в состоянии себе позволить такую роскошь, как нормально питаться.

     У отдельных мыслителей современности в ходу конспирологические теории о «золотом миллиарде» человечества. Уж больно много развелось голодающих ртов. Оставить на Земле миллиард населения — самых богатых и успешных. А остальных 6 с лишним миллиардов, не попадающих в эту обойму, по-тихому уморить голодом. Тогда и выбросы парниковых газов в атмосферу сократятся, и климат на планете придет в норму… Казалось бы, и эпидемии, и войны работают аккурат на эту теорию, но обсуждать ее всерьез как-то не хочется.

    Так что же день грядущий нам готовит, найдет ли человечество ресурсы для решения продовольственного вопроса? Доктор экономических наук Дмитрий Валигурский считает, что дефицит продовольствия на планете и дальше будет усугубляться: мир стал другим. Однако в борьбе с голодом  на ООН рассчитывать не стоит. Зато на этом фоне, по мнению экономиста, есть хорошая новость для России. Она может стать главной фабрикой по производству продуктов.

  — У нас 50 миллионов гектаров нераспаханной пашни — где найдешь такие резервы? — говорит он. — 200 миллионов гектаров леса, который никак не используется в аграрных целях. Таким преимуществом мы должны воспользоваться и стать главным продовольственным донором планеты.

Остаться без куска хлеба 

   Дефицит продовольствия в мире продолжает расти. Из-за пандемии коронавируса нарушились логистические цепочки, что привело не только к увеличению сроков поставки продовольствия из конца в конец, но и к увеличению цен. Инфляция в мире ускорилась, а доходы населения упали.

    В минувшем году из-за продолжительной засухи в США и Канаде было собрано на 30% пшеницы меньше, чем планировалось.  А годом ранее, в 2020-м, серьезный неурожай случился в Австралии, также крупном экспортере зерновых. Цены на хлеб повсеместно поползли вверх.

    Словом, первый звоночек прозвучал задолго до начала специальной военной операции на Украине.

    Зерновые — это не только хлеб и макароны. От них зависит вся продуктовая линейка. Корма в животноводстве: в расходной части они составляют от 25 до 50%. Значит, потребителей обеспечивают мясом и молоком. Даже растениеводство, производство картошки и овощей, во многом зависит от животноводства. Ведь некачественные корнеплоды идут на откорм скота, который дает нам те же мясо и молоко. В общем, зерновые — как та истина в последней инстанции применительно к  пищевому круговороту в природе.

    Однако дело не столько в  дефиците продовольствия, сколько в его справедливом (точнее, несправедливом) распределении. Здесь за примером далеко ходить не надо. Возьмем нынешнюю  ситуацию с экспортом пшеницы из Украины. В рамках черноморской зерновой инициативы, принятой в июле нынешнего года в Стамбуле, украинское зерно должно идти в бедные страны Африки и Южной Азии, которым хронически не хватает пропитания. По данным международных  экспертов, на 7 октября только 25% сельхозпродукции добрались до мест назначения, 52% осели во вполне благополучных странах Евросоюза, а остальное распределилось по другим, тоже весьма развитым государствам, которые не привыкли в чем-то  себе отказывать.

  «Еще в учебниках марксизма-ленинизма написано, что дефицитный товар распределяется в сторону богатых, а не бедных стран», — комментирует ситуацию финансовый аналитик Михаил Беляев. 

     России, которая в том числе обеспечивает безопасную проводку украинского зерна, на самом высоком уровне обещали, что снимут барьеры на экспорт пшеницы и минеральных удобрений в те самые африканские государства. Как известно, Москва готова продать рекордные 50 миллионов тонн своей пшеницы. Но запреты, хоть и не официальные, остались. На 15 октября Москва смогла вывезти всего лишь около 16 миллионов  тонн зерновых — на 12% меньше, чем за этот же период прошлого года. 

    Европа отказывается предоставлять крупнотоннажные суда под российские грузы, страховые компании (тоже европейские) задрали цены на свои услуги, созданы проблемы во взаиморасчетах с партнерами. В общем, сделано все, чтобы страны из «красной зоны» остались, как говорится, на бобах или, если угодно, на бананах.

    50 миллионов тонн хлеба — это очень большой объем. Если предположить, что нам его не удастся экспортировать и он останется мертвым грузом, как это повлияет на мировой продовольственный рынок?

     Внутренние потребности России — около 30 миллионов тонн. Получается, что без хлеба в мире останется как бы полторы России, порядка 250 миллионов человек. 

   Среди постоянных «клиентов» наших стран – Сомали, ее зависимость от поставок пшеницы составляет 92%, Конго — 85%, Ливан — 74%… Всего так или иначе от поставок из России и Украины в критической зависимости находятся полсотни стран.

    По данным Зернового союза России, зерновая сделка никак не повлияла на увеличение продаж российской пшеницы в страны с низкими доходами населения. Без нашей продукции остались такие крупные государства «третьего мира», как Нигерия, Камерун, Конго, Сомали, Зимбабве, Мадагаскар… Это емкие рынки — к примеру, на середину октября прошлого года в Нигерию было отгружено 830 тысяч тонн пшеницы. На середину октября нынешнего года — ни одной тонны.

   Успешные в экономическом плане государства без куска хлеба не останутся, на то они и успешные. А вот каково придется некоторым странам Черного континента? 

ххх

   Формально вопросы продовольственного кризиса постоянно находятся в  фокусе внимания мировой общественности, обсуждаются в Совбезе ООН, на консультациях стран «Большой семерки» и «Большой двадцатки».

   Мировой урожай будущего года, в силу разных геополитических событий, ожидается существенно  ниже нынешнего — в этом уверены многие аграрные эксперты. В почву внесут меньше минеральных удобрений (Россия не имеет возможности экспортировать), урожай, что называется, получится ниже среднего. По данным Украинского аграрного союза, посевные площади на Украине в 2023 году сократятся на 30–40%. А общий урожай там вряд ли превысит 15 миллионов тонн пшеницы — это в 2–2,5 раза меньше обычных объемов.

    У богатых государств выход один: по максимуму запастись пшеницей и рожью, собранными в нынешнем году. Что они благополучно и делают, исходя из мрачного предположения, что наступающий календарный год будет менее успешным. 

   Получается некий эффект снежного кома, на который обращают внимание экономисты: на мировых товарных рынках сельхозпродукция начнет дорожать — пшеница уже сейчас поднимается в цене, с недавних 315 долларов за тонну до 350. Бедные страны  могут остаться при своих интересах. Для них планируется создать Фонд финансирования продовольствия, работающий по принципу Всемирного банка, или МВФ, и при их непосредственном софинансировании.  Поможет ли эта мера? 

    Все бумажные расчеты исходят из того, что погода в следующем сельхозсезоне будет благоприятствовать крестьянскому труду.  Однако многие эксперты склоняются к мнению, что, несмотря на весьма знойные летние периоды 2021– 22-го годов (одни из самых жарких за всю историю), уже в ближайшем будущем мы их будем вспоминать как прохладные и комфортные для жизни.  По той причине, что грядущие года будут все жарче и жарче.  

  Ученые говорят про глобальное потепление и его пагубные последствия на природу. При повышении температуры на планете всего на один градус урожайность сельхозкультур снижается на 10% из-за необратимых изменений в поверхностном слое почвы. За последние 30 лет температура на Земле повысилась на 0,6 градуса, а продовольственный рынок уже начинает трясти.

    Ведущие селекционеры как могут оттягивают эту продовольственную катастрофу, работают над выведением таких сортов сельхозкультур, которые способны давать урожай на обедненных почвах (без удобрений) и в условиях повышенной температуры. Есть на этом пути определенные успехи, —хотя изначально понятно, что это будут обедненные урожаи, с недостаточным количеством микро- и макроэлементов, необходимых человеческому организму. Питательная ценность таких плодов и овощей тоже будет по минимуму.

    Климат меняется: условно говоря, если раньше 60% осадков в виде дождя или снега выпадало в течение сезона, то сейчас они могут выпасть за сутки. Вспомним аномальные наводнения в Европе или в Крыму. Ученые предполагают, что сильные засухи, которые раньше встречались раз в 40–50 лет, теперь будут повторяться с периодичностью в 10 или даже в пять лет. Уровень подземных вод не будет успевать восстанавливаться, уже сегодня во многих странах он предельно низкий.

   Когда такое было? Зона тропиков смещается в сторону России, хотя пока, в глобальном масштабе, это не очень ощутимо. Но наши южные соседи — плотно заселенные Средняя Азия, Афганистан, Пакистан, Иран — будут превращаться в пустыню. Что вряд ли станет фактором стабильности на продовольственном рынке.

   Особенно если продовольствие будет распределяться так же, как сегодня. По учению Маркса–Ленина: в сторону богатых стран.      

Источник

Читайте далее:

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*