Главная / Экономика / Эксперты оценили вероятность национализации имущества «Макдоналдс»: будет «внешнее управление»

Эксперты оценили вероятность национализации имущества «Макдоналдс»: будет «внешнее управление»

С каждым днем всё больше иностранных компаний прекращают или приостанавливают работу в России. Как быть с их предприятиями на территории РФ, с их работниками? Руководство партии «Единая Россия» предложило национализацию. Но правительство пока пошло другим путем. Законопроект под названием «О внешней администрации по управлению организацией» готов к внесению в Госдуму и будет принят в самое ближайшее время. «МК» поговорил с экспертом о том, способна ли предложенная схема сохранить бизнес в рабочем состоянии.

Эксперты оценили вероятность национализации имущества «Макдоналдс»: будет «внешнее управление»

Фото: Геннадий Черкасов

О содержании документа под названием «О внешней администрации по управлению организацией» (он входит во второй антикризисный пакет из девяти инициатив) кратко рассказал первый вице-спикер Александр Жуков («ЕР»), назвав его «важнейшим». Цель — «предупреждение банкротства, сохранение бизнеса и рабочих мест». Если на каком-то предприятии или в организации более 25% акций принадлежит иностранным лицам «недружественных государств», и работу в России они решили приостановить или вовсе прекратить, члены совета директоров такой организации или ФНС, или власти субъекта РФ, где данный бизнес работает, или прокурор субъекта РФ вправе будут обратиться в Арбитражный суд с просьбой назначить внешнюю администрацию. Как только заявление будет принято к рассмотрению, суд сможет вводить обеспечительные меры в отношении данной компании: запретить распоряжаться имуществом или акциями, увольнять работников, расторгать какие-то договора, и т.д. Если собственник примет решение работу все же продолжить (или в качестве альтернативы продать свою долю в бизнесе), внешнее управление заканчивается.

Стоит напомнить, что буквально на днях в перечень недружественных России государств (его утверждает правительство), в котором до того были лишь США и Чехия, теперь существенно расширен. Сейчас в нем 48 государств мира: все без исключения страны Евросоюза, а также Канада, Украина,  Микронезия,  Тайвань,  Сингапур,  Япония,  Великобритания…

«МК» попросил объяснить председателя Банкротного клуба, юриста-аналитика Олега Зайцева, что такое внешнее управление и поможет ли оно в нынешней сложнейшей ситуации.

— Все и просто, и сложно одновременно. Все мы видим сейчас, как контролируемые иностранными компаниями российские организации, работающие в России, сталкиваются с тем, что их деятельность прекращается, приостанавливается или планируется её приостановить по инициативе западных инвесторов. Надо понимать, что закрытие бизнеса — это удар не только по работникам этих организаций, но и по целому кругу их партнеров, которые поставляют им товары и предоставляют услуги. А ещё это удар по бюджету, который не дополучит налогов… Так вот, для защиты российских контрагентов правительство и предлагает такую возможность — чтобы суд назначал директора, внешнего по отношению к компании, внешнюю администрацию…

— То есть речь идёт о как бы предбанкротной процедуре? Ведь внешнее управление по нашему законодательству обычно вводится ради санации находящегося под угрозой банкротства предприятия, и является попыткой спасти его.

— Не совсем, конечно. Может, конечно, так случиться, что в результате компания и правда обанкротится, и законопроект такой вариант развития событий предусматривает. Но в целом речь идет скорее о принудительной продаже бизнеса. Если этот бизнес брошен или сокращен, и при этом имеет существенное значение для экономики, то собственнику дается последний шанс вернуться и продолжить деятельность самому — или продать бизнес российским партнерам. Если этого не происходит, то предприятие или организация будут проданы с торгов и их деятельность будет продолжена. Но на самом деле всё это больше похоже не на внешнее управление предприятиями, которым грозит банкротство, а на процедуру временной администрации в финансовой сфере, когда Центробанк, видя угрозу стабильности какого-то банка, может назначить в руководство своих сотрудников, чтобы обеспечить контроль за ситуацией и решить, что делать дальше…

— На какой срок может вводиться такое внешнее управление?

— Там есть два срока. Если организация уже прекратила деятельность — тогда законопроект, насколько мне известно, дает три месяца с момента введения процедуры внешнего управления до момента продажи её акций. А для тех, кто только объявил о прекращении деятельности в России, но фактически её не осуществил, срок продлевается до 6 месяцев.

— Предполагается, что внешнее управление влечет за собой запрет на увольнения и разного рода действия, которые могут привести к прекращению работы. Но многие из этих компаний работают на иностранном сырье, оборудовании, используют иностранные технологии. Что толку, если работников не уволят, а предприятие все равно работать не сможет?

— Естественно, закон не может сам по себе решить все практические проблемы. Но, во-первых, есть бизнесы, которые работают пусть и под иностранным контролем, но с российскими поставщиками, и не везде все так жестко завязано на иностранные комплектующие. Кроме того, насколько я понимаю, законопроект предлагает сохранить те лицензии, которые были получены предприятием — для продолжения деятельности.

— Даже если та сторона хочет их отозвать?

— Насколько я понимаю, да. Но речь идет только об интеллектуальной собственности, каковой иностранные комплектующие не являются — им придется искать замену в России или дружественных странах. Но в любом случае какие-то товарные запасы есть сейчас, они же не закрылись с пустыми складами, на какое-то время работу можно продолжить, а дальше смотреть по ситуации. Главное ведь что? Бизнес — он очень быстро погибает, и важно быстро сделать так, чтобы он не погиб. И если уж иностранные акционеры не хотят продолжать работать в России, что есть их право, никто не может заставить, то тогда их собственность будет выставлена на торги.

— Реально ли найти покупателей в нынешней ситуации?

— С одной стороны, ситуация и правда тяжелая, но с другой стороны — во времена кризисов, должен вам сказать, есть люди, которые активы хотят купить, пользуясь тем, что они подешевели. В любом случае понятно, что даже если бы никто не заставлял ничего продавать, то добровольно продать за хорошие деньги сейчас тоже не получилось бы.

— Но это не национализация? Статья 35 Конституции ведь допускает «принудительное отчуждение имущества для государственных нужд» только «при условии предварительного и равноценного возмещения», а это требует денег из казны.

— Национализация могла бы быть возможна — при условии компенсации. Но в данном законопроекте о ней речи не идет.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*